Южный Иныльчек 2010. Хан-Тенгри.

Оглавление

1 августа 2010

БЛ, 4000 м – Л1 под Хан-Тенгри, 4300 м

Просыпаюсь без пятнадцати девять. Расстегиваю вход кемпинговой палатки, и моему взору открывается вид на пирамиду Хан-Тенгри. Погода отличная, на небе ни облачка.

Хан-Тенгри из палатки

вид на Хан-Тенгри из палатки

Наслаждаюсь зрелищем, которое можно запомнить на всю жизнь, выхожу из палатки и фотографирую ребят на фоне Победы. Там такая же безоблачная погода, хотя больше заметны снежные флаги с гребня массива. Наверное, там сильный ветер!

Пик Победы 7439

вид на Пик Победы из лагеря

Несмотря на яркое солнце, в лагере все еще лежит снег, который, правда, через пару часов уже растает. Некоторые большие камни уже обсохли и их можно использовать, чтобы просушить вещи. Это сделать желательно сразу же, так как погода здесь изменчива и вполне возможно, что к обеду снова пойдет снег. Но сейчас погода просто супер!

пики Горького, Чапаева и Хан-Тенгри

пики Горького, Чапаева и Хан-Тенгри

Проходя к столовой мимо палатки Димы Павленко, замечаю рюкзак с большим мотком веревки и длинные полутораметровые маркировочные вешки. Он тоже выходит сегодня и ему предстоит сложная работа, так как он идет на Победу одним из первых, а это значит, что надо будет найти путь, промаркировать его, провесить ледопад, найти места для палатки, отрыть пещеры, проверить перильные веревки и обновить их, если потребуется. В общем, работы очень много.

рюкзак Димы Павленко

рюкзак Димы Павленко

Дима — профессиональный гид, но я не думаю, что он все это делает только ради денег, так как сомневаюсь, что его трудозатраты и время окупаются гонораром, полученным всего от одного клиента в этом сезоне. Хотя, конечно, вполне вероятно, что и Греков ему что-то платит, чтобы он промаркировал путь и проверил перильные веревки, но мне об этом ничего не известно и я могу только предполагать. Отмечу только, что фирма Ак-Сай Трэвел, по хорошему, не обязана ничего провешивать и маркировать для тех клиентов, которые не берут себе лагерных гидов. Фактически такие люди, как я, которые не пользуются услугами гидов, тем не менее, пользуются плодами их работы на маршрутах.

 

Выходим из лагеря поздно, лишь через час после окончания обеда. Но меня это не сильно беспокоит, так как идти будет попроще и полегче, чем в первый раз. Проходя через лагерь Бирюкова, спрашиваю Владимира, с которым пересекался еще в 2008 году на Памире, но говорят, что он ушел под Хан. Выйдя на ледник, стараюсь идти по натоптанной тропинке, помня о том, что перейти речку можно далеко не везде, а только там, где она уходит под лед. В середине ледника меня достигает Макс, но я не спешу и пропускаю его, так как часто отдыхаю и наслаждаюсь потрясающими видами верховьев ледника Южный Иныльчек.

вид на Хан-Тенгри и л. Южный Иныльчек

Хан-Тенгри и л. Южный Иныльчек

Если смотреть по ходу движения (то есть в сторону китайской границы), то слева будет идти хребет Тенгри-Таг с пиками Горького, Чапаева и Хан-Тенгри. Между пиками Горького и Чапаева находится большой ледник, представляющий из себя хаотичное нагромождение льда и снега. Еще больший ледник находится между пиками Чапаева и Хан-Тенгри, он даже имеет имя — ледник Семеновского. По нему нам предстоит идти завтра. Но даже эти два ледника по сравнению с Иныльчеком кажутся маленькими. Постепенно впереди становится видным стена пика Погребецкого — запоминающийся массив с крутыми стенами, на которых не задерживается снег. Очень красиво он выглядит в лучах заходящего солнца.

пик Погребецкого, Тянь-Шань

пик Погребецкого

Его высота составляет  6487 метров.  Вершина названа в честь Михаила Погребецкого — руководителя экспедиции, которая впервые достигла вершины Хан-Тенгри в 1931 году. Кстати, сначала я перепутал пик Погребецкого с пиком Военных Топографов, который находится дальше, восточнее Победы. Что интересно, массив пика Погребецкого целиком расположен уже на территории Китая, так как киргизо-китайская граница в этом месте проходит не по хребту, а по воображаемой линии, соединяющей Хан-Тенгри и пик Победы. Таким образом, идя дальше по леднику можно, не заметив этого, нарушить границу и вступить на китайскую территорию. Но никаких пограничников здесь, конечно, нет. Справа же по ходу движения расположены вершины-пятитысячники.

Прихожу в лагерь к вечеру, и мне предстоит к кому-то «вписаться», так как моя палатка расположена в верхнем лагере. Варианта два — либо ночевать в пустующей палатке, либо искать того, кто меня может приютить. Первый вариант мне не очень нравится в силу того, что разрешения ночевать в чужой палатке я не получал. К счастью, встречаю Владимира, который разрешил мне переночевать у него. Мы знакомы еще с 2008 года, когда совершали восхождения на пики Корженевской и Сомони (Коммунизма). В тот раз мне удалось взойти, а Владимир не успел из-за испортившейся погоды. Я был очень рад нашей встрече не только потому, что нашел, где спать, но и потому, что было приятно поговорить с человеком. Владимир рассказал, что в этом году также хотел вместе со Славой (с которым мы тоже пересекались в 2008 на Памире) опять лететь на поляну Москвина, чтобы пытаться взойти на пик Сомони. Однако, переговоры очень затягивались, до последнего момента было неясно, будут ли вообще вертолетные рейсы из Душанбе под пик Сомони, так что Володя решил поехать на Тянь-Шань и попробовать взойти на Хан.

Но много поговорить не удалось: сегодня нужно рано лечь спать — завтра предстоит ранний подъем.

 

2 августа 2010

Л1 под Хан-Тенгри, 4300 м – Л2, 5300 м

Встаем в 3 часа утра. Выглянул из палатки — понятное дело, ночь, но в нескольких других палатках тоже собираются.

Выхожу чуть позже 4 утра. Я иду одним из последних в группе, так как вижу несколько фонариков далеко впереди себя на склоне, несколько — чуть ближе, а сзади — только один или два. Первые минут 10 я иду медленно, разогреваюсь, а потом постепенно набираю темп и обхожу пару человек на подъемах.

К 6:30 подхожу к относительному выполаживанию ледника Семеновского перед «бутылкой». Передо мной 8 человек. Смысла бежать сейчас нет — лучше немного отдохнуть и набраться сил, чтобы на одном дыхании проскочить потенциально опасный участок.

"бутылка" на фоне склона п. Чапаева

«бутылка» под склонами п. Чапаева

Солнце уже освещает Победу, но на склоны Чапаева и Хана еще не вышло. Несколько раз сходили небольшие лавинки, но позже Максим сказал, что они не были очень опасными, потому что не задевали нас и, кроме того, масса снега там была не очень большая.

пик Победы на рассвете

пик Победы на рассвете

Ну что же, после небольшого отдыха продолжаю свой путь и без приключений прохожу бутылку и небольшой подъем после нее и подхожу к трещине, через которую перекинута веревка. На этот раз трещина немного увеличилась в ширине. Чтобы пройти ее, нужно встегнуться в веревку и прожумарить несколько метров. Казалось бы, не очень трудоемкая работа, но для уже уставших людей, которые идут с тяжелыми рюкзаками с биваком, даже это может представлять небольшую проблему. Неожиданно этот участок стал задачкой и для меня, но уже по другой причине: у меня вывалилась и провалилась вниз недостаточно хорошо закрепленная лыжная палка.

Делать нечего, мне нужно продолжать путь дальше, так как у меня нет веревки, чтобы достать ее из трещины. Еще 150 метров по высоте затяжного подъема с несколькими мелкими остановками на отдых и, наконец, прихожу во второй лагерь. Отмечу, что все время, после того, как я оставил свою палатку здесь, меня не покидали сомнения по поводу ее устойчивости к ветру и снегу. Они еще больше усилились, когда я увидел полностью примятые к леднику палатки испанцев в первом лагере. Добавлю, что палатка это была не моя, а моего друга Саши Дерябина, который любезно дал мне на время моих восхождений.

С облегчением нахожу свою зеленую палатку невредимой, заваливаюсь туда и отдыхаю.

Ребята после небольшого отдыха идут дальше, в лагерь 5800, а я решаю никуда сегодня  не идти, так как не хочу слишком надрываться перед восхождением. Да и просто лень снимать палатку сейчас, когда она уже стоит!

пик Победы из лагеря 5300 под Хан-Тенгри

пик Победы из лагеря 5300 под Хан-Тенгри

Познакомился и разговорился с болгарином, который также потерял в злополучной трещине свою палку. Договариваемся пойти и забрать их оттуда. Немного поговорили с ним по пути — он сказал, что работает спасателем у себя на родине. Он предоставил веревку, и я взялся спуститься вниз. Что самое интересное, я нашел две палки, одну — его и одну какую-то еще (Leki). А свою BD так и не нашел. Отдаю болгарину его палку, а себе беру найденную, и мы возвращаемся в лагерь.

К вечеру появились облака, но в целом погода весьма благоприятная. По крайней мере, для подходов.

 

3 августа 2010

Л2 под Хан-Тенгри, 5300 м – Л3, 5900 м

Сегодня по плану пройти как минимум до лагеря на 5800, а еще лучше выше — поставить палатку выше седловины, где-то на уровне 6100 метров. Слишком высоко  (на площадке на 6400) ставить штурмовой лагерь не планирую, так как там, возможно, дуют сильные ветра, к тому же место там может быть уже занято.

Погода на высоте 5300 сегодня хорошая — ветер слабый и лишь легкая облачность.

Интересно, вышли ли сегодня на восхождение Вика с Максимом и команда Азербайджана? Я думаю, по крайней мере, попытку выхода они сделать должны.

Хотя иду со всем биваком (включая трехместную палатку), идти гораздо легче, чем в прошлый раз. Очевидно, это результат акклиматизации. Темп моей ходьбы достаточно высокий и через пару часов, обходя нескольких человек, которые вышли чуть раньше меня, я уже подхожу к взлету перед перемычкой. Во времена отдыха я фотографирую панорамы близлежащих гор. Виды просто потрясающие: огромный массив пика Победы виден практически весь. Центральное поднятие, высшей точкой которого является Победа Главная, влево и вправо (если точнее, то на запад и восток) продолжается широкими плечами, на которых расположены пики Западной и Восточной Победы. Весь этот масштабный массив обрывается на север снежно-ледовыми стенами, перемежающимися с выходами скал.  Все это великолепие находится на расстоянии примерно 15 километров от Хана. Ниже на север спускаются многочисленные отроги хребта Кокшаал-тау, разделяемые такими же многочисленными ледниками. Самый значительный ледник — Звездочка — впадает в Южный Иныльчек и как раз в районе этого места стоит лагерь фирмы Ак-Сай Трэвел «Южный Иныльчек».

Отдохнув, я прохожу взлет и выхожу в мульду, где расположены палатки третьего лагеря на 5800. Этот лагерь расположен чуть ниже седловины, соединяющей Хан-Тенгри и пик Чапаева, и он защищен от ветров лучше, чем места выше, на седловине. Но, с другой стороны, здесь не разгуляешься — здесь трещины, большая часть из которых прикрыта снегом, а это значит, что они еще опасней. В одну из них я провалился по колено.

Лагерь 5800 под седловиной Хан-Тенгри

Лагерь 5800 под седловиной Хан-Тенгри

Из лагеря отлично виден весь классический маршрут на вершину.

Из одной из палаток выглядывает Сирхан и говорит, что сегодня они пытались выйти на восхождение, но дул сильный ветер и они приняли решение отложить попытку на завтра. Для меня это в целом хорошая новость, так как я не хочу отставать от моих знакомых на один день по графику, к тому же группой идти надежнее. Главное, чтобы завтра не вышло слишком много восходителей, так как это может замедлить передвижение по перилам.

Выхожу выше. Еще один взлет перед седловиной достаточно крутой и здесь даже провешена веревка.

Наконец я на перемычке.

вид на Хан-Тенгри с седловины

вид на Хан-Тенгри с седловины

Вид на Хан-Тенгри отсюда немного другой, чем в базовом лагере и снизу. Если снизу вершина виделась правильной белоснежной пирамидой, то тут видны крутые скальные ребра. Особенно впечатляет ребро, подступающее с севера — фактически это северная стена и здесь проходят сложнейшие маршруты. Крутизна, возможно, не самая выдающаяся, но сложные погодные условия делают восхождения по северной стене опасными и непредсказуемыми. Стена имеет интересную особенность — сверху она более светлая, а ниже — более темная и при этом граница достаточно точно видна. Оттенки цветов меняются в зависимости от того, какое время дня (утро, день, вечер) и под каким углом освещает склоны Хана солнце. Фотографировать хочется каждый час.

предвершина п. Чапаева с седловины Хан-Тенгри

вид на предвершину п. Чапаева с седловины Хан-Тенгри

Видны фигурки людей, которые то ли поднимаются, то ли спускаются, со стороны пика Чапаева. Сначала я подумал, что они идут на сам пик Чапаева, но потом я понял, что те альпинисты, которые идут с севера, вынуждены делать такой обход с подъемом и последующим спуском с предвершины пика Чапаева, так как идти прямо на седловину либо опасно, либо очень неудобно.

палатка на седловине Хана

палатка на седловине Хана

Иду по перемычке в сторону Хана. Вижу одинокую палатку, стоящую прямо на седловине. Подходя к ней, замечаю, что в ней никого нет. Я бы свою палатку здесь не оставил, так как не знаю, насколько сильные ветра могут здесь дуть. Палатку может просто сломать или унести ветром. Обращаю внимание, что лагерь 5800 в мульде отсюда тоже отлично виден.

Около палатки виден вход в пещеру. Зайдя, тоже никого там не обнаруживаю, хотя оставлен коврик и еще какие-то вещи. Но в данный момент самой полезной вещью для меня является лопата. Дело в том, что размер пещеры позволяет там комфортно спать одному человеку, двум – уже будет тесновато. Поэтому я начинаю раскапывать дальше, тем более, в запасе еще несколько часов, самочувствие хорошее, а настроение отличное.

внутри пещеры на седловина Хан-Тенгри

внутри пещеры на седловине

внутри снежной пещеры, вид на выход

внутри снежной пещеры, вид на выход

За пару часов я расширил пещеру, таким образом, в ней могут теперь поместиться до 3 человек. Закончив работу и поев, выхожу на вечернюю прогулку вдоль перемычки.

Пик Победы (7439) с седловины Хан-Тенгри

Пик Победы (7439) с седловины Хан-Тенгри

Цвета на скальной пирамиде Хана меняются со временем суток, в зависимости от положения солнца, и вечером здесь даже еще красивее, чем утром (солнце на закате освещает скалы). По другую сторону седловины тянется длинный гребень пика Чапаева, который, как кажется, весьма непростой для прохождения.

гребень пика Чапаева с седловины

гребень пика Чапаева с седловины

Вроде бы люди в лагере 5800 совсем рядом, и их даже видно, но все же так получилось, что на седловине я сейчас один и это позволяет сильнее почувствовать притяжение гор и насладиться их красотой. Ухожу в пещеру, так как завтра рано вставать.

Однако примерно в 10 часов вечера меня что-то разбудило. На улице уже темно, но я вижу свет, который исходит от входа пещеры – его источник где-то снаружи. Звука сначала почти не было или он был очень слабый. Спросонья я даже немного испугался, так как первое, что пришло в голову – картины из фильма о пришельцах, которые похищают людей. Потом я понял, что все объясняется прозаичнее: просто кто-то либо пришел из нижнего лагеря, либо, что более вероятно, с восхождения. Для Хана совсем не редкость поздние и даже ночные спуски, так как люди идут медленно и не рассчитывают свои силы. Человек, который светил фонариком в сторону входа пещеры, даже не зашел, видимо, воспользовался палаткой, которая, как я напомню, стояла рядом.

 

4 августа 2010

Л3, 5900 м – вершина Хан-Тенгри, 6995 м – Л3, 5900 м

Проснулся я несколько поздно, часов в 5 утра, приготовил себе питье на гору в термосе и позавтракал. Самочувствие хорошее, выспался я отлично. Вышел в 6, когда на улице было уже светло. Уже отсюда было заметно, что передо мной приличное кол-во людей, некоторые уже значительно дальше и выше, и я буду одним из замыкающих, что, конечно, не очень хорошо. Сначала некоторое время продолжаю идти по седловине по снегу и фирну, пока не подхожу к началу преимущественно скального ребра, где начинаются веревки. Начинаю жумарить, хоть здесь вполне можно было бы и просто пройти (рельеф позволяет) – так проще, потому что можно психологически несколько разгрузиться и поберечь силы на потом. Интересно, когда же будут ночевки на 6400?

В нескольких местах проложено несколько параллельных веревок, причем не все из них хорошего качества. У некоторых отсутствует оплетка в каких-то местах, какие-то, возможно, недостаточно надежно закреплены. Фактически всем этим мы пользуемся на свой страх и риск, однако администрация альпинистских лагерей заинтересована в том, чтобы снизить кол-во несчастных случаев, в том числе и по причине пользования старыми веревками. Поэтому в начале каждого сезона гиды, по возможности, проверяют веревки и заменяют самые старые и ненадежные. При выборе из нескольких веревок я стараюсь пользоваться той, которая выглядит поновее.

 

Приближаюсь к двум людям, которые идут передо мной, и обхожу их примерно на уровне ночевок на 6400. Ночевки эти выглядят достаточно скромно: площадка под 1-2 палатки. На стене прибита мемориальная табличка, посвященная одному из погибших при восхождении. Слева открывается грандиозный вид на северную стену Хан-Тенгри, по которой проходят сложнейшие маршруты 6 категории сложности. В хорошую погоду стена не выглядит такой неприступной, но в плохую она может стоить здоровья и жизни даже опытным восходителям, т.к. пути спасения и простой эвакуации с нее нет.

 

Далее у нас на пути идет склон средней крутизны, преимущественно скальный. Справа от перильной веревки лежит что-то вроде прижатой к склону палатки. На восхождении я не придал этому значения и близко к этому месту не подходил, но позже узнал, что внутри находится тело погибшего здесь пару лет назад поляка, которого пытались спасти и спустить, но, к сожалению, безуспешно. Потом на сайте Риска даже была опубликована статья Дмитрия Грекова с шокирующей фотографией, но которой была видна нога (вернее, кость), выглядывающая из палатки. Подхожу к небольшой стенке крутизной градусов 80, чуть выше которой начинается снежный участок и затем траверс вправо. В этом месте встречаюсь с теми, кто уже возвращается с восхождения вниз. Одним из первых встретил Максима, затем была Вика. Таким образом, возникает небольшая пробка, поскольку движение по перилам идет в обоих направлениях. Но наконец, прохожу этот неприятный участок, по ходу достигая еще одного человека, который идет передо мной. По-моему, это венгр.

Погода установилась пасмурная и дует умеренный ветер. Вверх просматривается снежный склон и двигающиеся по нему фигурки восходителей. Спрашиваю подошедшего сверху товарища, сколько еще осталось, он мне сообщил, что осталось около 3-4 веревок, что меня воодушевило (отмечу, что информация была не совсем точная и там остается еще как минимум 5-6 условных веревок, а то и больше, по моим ощущениям). Вообще по склону, до самой вершины, буквально до треноги, которая там установлена, тянется веревка.

Отдыхаем вместе с человеком, которого я догнал, и затем я обхожу его и начинаю постепенно отдаляться от него. Сам по себе подъем не очень сложный, но очень утомительный физически и психологически, так как конец его не виден, а силы на исходе. Где-то на середине произошел забавный случай. Человек в синей пуховке Баск, который спускался вниз и с которым мы встретились, обратился ко мне по-английски, хотя, как потом оказалось, он сам был русским. При этом я задал ему вопрос на русском языке («сколько осталось до вершины?», получив ответ по-английски. Это меня весьма позабавило. Было ли это предвестником горняжки или просто своеобразным юмором с его стороны – не мне судить. Мне предстоит пройти еще несколько простых технически, но тяжелых физически веревок на снежном куполе. Наконец я выхожу к выполаживанию и через некоторое время вижу треногу. Я достиг своей цели!

я на вершине Хан-Тенгри

я на вершине Хан-Тенгри

На вершину я пришел ровно в 14 00. Греков рекомендует в это время как раз начинать спуск вне зависимости от того, где вы находитесь («в 2 — валите вниз»).

вершина Хан-Тенгри

вершина Хан-Тенгри

На вершине установлен крест и тренога, к которой тянется веревка. Таким образом, без преувеличения, перила на Хане идут с 6200 до самой вершины.

вид с Хан-Тенгри на юго-запад

вид с Хан-Тенгри на юго-запад

Погода немного улучшилась, и даже проявился просвет в облаках, стало видно ледники Южный и Северный Иныльчек. На этой фотографии показан вид с вершины Хан-Тенгри на юго-запад. Красиво выглядит место слияния Южного Иныльчека и Звездочки — ледники идут друг навстречу другу и потом сливаются в единый поток (хотя разделенный темными полосами, скорее всего, моренами или каменными выносами), образуя подобие какого-то растения. Пик Чапаева остался далеко внизу. Весьма возможно, что в эти минуты кто-то в лагере смотрит на вершину и видит восходителей (в лагере есть подзорная труба).

вид с вершины Хан-Тенгри на север

вид с вершины Хан-Тенгри на север

Вид с вершины Хан-Тенгри на север. Виден ледник Северный Иныльчек и хребет Сарыджаз за ним. На переднем плане внизу — предвершина пика Чапаева, через которую идут в лагерь на седловине и обратно при восхождении с Северного Иныльчека.

Потрясающе. Однако долго находиться здесь не следует, так как и время поджимает и ветер чувствуется. Нашел у основания треноги конфеты-леденцы и беру себе пару штук. Огромное спасибо тем, кто оставил.

Начинаю спуск. Но здесь стараюсь быть аккуратным, помня о трагическом случае с сыном Дмитрия Москалева, который улетел вниз с шапки вершины Хан-тенгри. По снежному склону иду на скользящем  карабине, придерживаясь рукой за перильную веревку. Внизу вижу фигурку человека, который идет вверх. Это венгр. Дальше встречаю Сирхана. Сообщив ему время до вершины и пожелав удачи, продолжаю спуск. У самого начала снежного подъема, у горизонтального траверса встречаю Руфата. Время уже около 15 часов, а вверх ему идти еще как минимум час, а может и еще больше, если идти медленно и часто отдыхать. Рекомендую ему спускаться вниз, но не настаиваю, конечно. Руфат идет вверх с большим зеркальным фотоаппаратом. Возможно, этот груз тоже немного его затормозил, к тому же облачная и ветреная погода не совсем способствует съемке. Через несколько дней, спустившись в лагерь, я узнал, что Сирхан дошел до вершины, а Руфат, принял решение спускаться, не дойдя до нее (насколько я понял). В 15:20 Сирхан еще фотографировался на вершине.

Прохожу горизонтальные перила и ухожу в крутой участок под ними, где так неприятно было на подъеме. Теперь я прохожу его относительно быстро, так как никто не мешает, и нет встречных групп (думаю, Руфат — крайний на сегодня из восходителей и больше идущих наверх я не встречу). Дальше идет монотонная работа на перилах все ниже и ниже. Склон здесь не так уж и крут, можно аккуратно спускаться даже без стационарных веревок, но смысла рисковать на фоне общей усталости не вижу. К тому же я иду один, и мне никто вовремя не поможет, случись что. Погода улучшилась, и я уже вижу и слышу людей, которые идут на несколько веревок ниже меня. Интересно, кто это? На уровне 6400 я уже почти достигаю их. Выше всех, по-моему, спускается девушка. Однако я не спешу обгонять — погода хорошая время еще есть, зачем спешить? В принципе, здесь уже можно идти параллельно несколькими путями. Наконец я достигаю девушку, и мы вместе ждем, пока на следующем участке по перилам вниз спустится ее напарница. Здесь есть небольшой, но крутой участок, который она очень долго преодолевает. «Ну вот, как можно такой неподготовленной идти на семитысячник, где весь подъем и спуск — одна сплошная веревка» — подумал я. Наконец она заканчивает спуск и выстегивается, я подхожу и еду, надеясь быстро проскочить. В середине веревки меня ждет неприятный сюрприз, который остановил, видимо, и девушку передо мной. Веревка перетерлась, оплетка съехала вниз, и остались только пряди из центра, а ниже сама оплетка образует утолщение, которое не проходит через мое спусковое устройство Petzl Reverso! Через восьмерку бы, кстати, скорее всего, прошла. И через механизм жумара она тоже проходит нормально, когда идешь вверх (мой жумар рассчитан на 8-13 мм веревку). Таких участков много по всему подъему и спуску с Хана, но там, где уклон не очень велик, это не представляет проблемы. Вы просто встаете, выщелкиваетесь из веревки до утолщения и сразу же вщелкиваете спусковое устройство после него.  Когда вы находитесь на вертикальном или просто очень крутом участке, все сложнее. Нужно зафиксироваться на веревке вторым устройством (жумаром, прусиком) и уже после этого начать переставлять спусковое устройство. Дополнительные проблемы, с которыми вы можете столкнуться: перила сильно натянуты, вы уже убрали жумар в рюкзак, а прусика нет и т.п.

Наконец я прохожу участок и еще одну веревку и — о чудо: скальный участок с перилами закончен. Дальше — тропинка до лагеря!

Вхожу в пещеру, но там уже кто-то есть. Оказывается, что это швед с севера (то есть из базового лагеря на Северном Иныльчеке). Значит, я совсем не зря расширил снежную пещеру. Седловина между пиками Хан-Тенгри и Чапаева (как и лагерь в бергшрунде ниже на южной стороне) — место встречи восходителей с севера и юга. Северным, конечно, приходится больше работать, чтобы сюда подняться. Немного поговорив с ним, засыпаю.

 

5 августа 2010

Л3 под Хан-Тенгри, 5900 м – ночевка ниже Л2, 5200 м

Просыпаюсь достаточно поздно — на улице уже светло. В пещере я один — шведа нет, хотя лежат его вещи — наверное, он ушел на восхождение.

Погода сегодня прекрасная.

вид на север с седловины Хан-Тенгри

вид на север с седловины Хан-Тенгри

Выхожу, спускаюсь до лагеря в мульде под седлом, при этом перила с седла до мульды прошел с небольшим приключением. Дело в том, что веревка была так сильно натянута, что я не смог встегнуть туда спусковое устройство. А уклон показался мне небезопасным для того, чтобы спускаться на скользящем. Репшнура под рукой тоже не было. Поэтому не придумал ничего лучше, чем использовать жумар. Наверное, очень странное решение, подумаете вы, но в тот момент мне в голову ничего другого просто не пришло. Больше я его, к счастью, нигде не применял в таких ситуациях. Так я и спускаюсь — на четыре такта: два шаг вниз, втыкаю ледоруб в снег, открываю кулачок и перемещаю жумар вниз по веревке на полметра. Жумар — для подстраховки, не хотелось падать, если потеряю равновесие на склоне или снег под ногами поедет, т.к. внизу находятся трещины, а нижняя точка вполне могла и не выдержать срыва. Шел я, конечно, весьма медленно. В конце концов, на исходе моего пути по веревке я даже провалился ногой в небольшую трещину и вот тут жумар мне помог (я почти повис на нем).

вид на юг из лагеря 5800 под Хан-Тенгри

вид на юг из лагеря 5800 под Хан-Тенгри

Проскочив палаточный лагерь, спускаюсь дальше. Внизу — череда альпинистов, которые медленно идут наверх. Встречаю Олега, моего старого знакомого, у которого план-максимум — установить палатку на высоте 6400 и переночевать там для лучшей акклиматизацией перед восхождением на Победу. На вершину Хана он не планирует восходить, так как уже был там несколько лет назад. Олег поздравляет меня с восхождением и говорит, что бутылку можно будет пройти вечером, когда солнце уйдет со склонов пика Чапаева. Мы расстаемся, и я желаю Олегу всего хорошего. Чуть ниже встречаюсь с человеком (как оказалось позже — лагерным гидом Федором Лябиным), весьма доброжелательным, который сказал, что если я захочу переждать до вечера, чтобы потом проскочить бутылку, я могу отсидеться в их палатке на 5300.

Ночевки на 5300. Видны ледовые обвалы со склонов Хан-Тенгри.

Ночевки на 5300. Видны ледовые обвалы со склонов Хан-Тенгри.

Итак, я дошел до 5300. Найдя искомую зеленую палатку, забираюсь в нее, достаю книгу, пью чай, — в общем, культурно отдыхаю. Однако кайфовать в чужой палатке долге мне не пришлось. Слышу, что кто-то пришел снизу и ходит около палатки, обсуждает, есть ли кто внутри или нет. Видимо, чувство такта не позволяло этим людям сразу заглянуть внутрь. Тут мне приходится раскрыться, выглянуть и обнаружить, что палатку сейчас планируют занять три человека (как оказалось потом — это Ирина из Иркутска, Настя из Бишкека и лагерный гид Сергей Лавров). Собираю вещи, освобождаю гостеприимную палатку и начинаю ставить свою. На улице уже просто жара, поэтому решаю ставить только внутреннюю палатку, чтобы быстрее собрать ее вечером. Однако солнце так припекает, что становится просто невыносимо без тента — лучи солнца буквально проникают через тонкий внутренний слой. Накидываю верхний тент, приоткрываю оба входа и раздеваюсь — только так можно спокойно отдыхать, а не задыхаться от жары. Удивительно, насколько сильно одно и то же место может преображаться при наступлении хорошей погоды и наоборот, когда приходит фронт и приносит снег или метель.

Ну что же, время пролетело и на часах уже полшестого вечера. Начинаю потихоньку собираться. Выхожу вниз — сегодня в планах спуститься как минимум до первого лагеря. Прохожу широкую трещину и замечаю, что она еще несколько расширилась и веревка внизу тоже висит как-то по-другому, чем раньше. Наконец подхожу к бутылке. Бросив взгляд вниз на дальнейший путь, настроение мое ухудшается — дорогу пересекают грязные подтеки и лавинки, везде видны следы камней, упавших сверху со склонов Чапаева.

вид на "бутылку" сверху

вид на «бутылку» сверху вечером

Что меня еще больше беспокоит — это то, что слышу шум ручья. Приглядываюсь — и правда, по скальной стене льется вода, стекающая как раз в сторону тропинки в снегу. Решаю остановиться и переждать несколько минут, посмотреть. Минут через пять случился небольшой обвал, причем несколько камней долетели или даже перелетели дорогу внизу. Я решаю, что этот знак говорит мне, что идти сегодня вниз здесь лучше не стоит.

Я спускаюсь один и принимаю решения самостоятельно — нет ни гида, ни напарников, ни даже просто других альпинистов, с которыми можно было бы посоветоваться. Рации и связи с кем-либо тоже нет.

Что интересно, в нескольких метрах от того места, где я сидел, я нахожу место под палатку в снегу — видимо, кто-то здесь ночевал (не дошли до лагеря на 5300?) Чуть расширяю и ставлю свою палатку. Не совсем уверен в безопасности этого места — фактически это вершина большого серака, и маленькие лавины или обвалы меня не заденут, но если будет что-то более серьезное, то вполне может накрыть. Постепенно вечереет.

закат на Хан-Тенгри с ночевки ниже 5300

закат на Хан-Тенгри с ночевки ниже 5300

Засыпаю под  звуки ручья и периодических небольших камнепадов, которые прекратились уже только часов в десять. Наверное, это теплая погода сделала свое дело.

 

6 августа 2010

ночевка ниже Л2, 5200 м – БЛ

Меня будят какие-то отдаленные голоса и свет фонариков. Время около 5 утра и мне нужно вставать, собираться и уходить, чтобы быстрее проскочить бутылку, да и вообще весь ледник до того, как здесь покажется солнце. Надо отметить, что ночью никаких камнепадов или обвалов не было слышно. Выхожу как раз в тот момент, когда мимо меня проходит группа то ли поляков, то ли чехов. Стою как раз на взлете над бутылкой и жду, пока они все не пройдут это место, чтобы быстро его проскочить, не останавливаясь. Быстро прохожу и начинаю по-тихоньку обгонять одного за другим ниже, по ходу ледника. Вверх тоже идут люди. В сезон в хорошую погоду здесь интенсивное движение, почти как на Ленина. Далеко не всех смущает опасность маршрута с юга.  Широкую трещину перепрыгиваю, предварительно сняв рюкзак и перебросив его на другую сторону. Немного отдохнув в безлюдном в это время первом лагере, спешу дальше — хотелось бы успеть к завтраку в базовый лагерь, а это 9 утра. Такое впечатление, что с пика Чапаева на южный Иныльчек сошла лавина, видны остатки снега, льда, камней. И все это на приличном отдалении от стен Чапаева. Или мне уже кажется? Непонятно.

По центру ледника идет какой-то человек мне навстречу, но мы расходимся, так как нас разделяет ледниковая речка. Интересно, как он будет переходить ее? Может есть второй ледовый мост выше? Первый раз, как я шел по этому леднику, я тоже двигался по его пути и мне пришлось долго искать место, чтобы перепрыгнуть через речку. Падение в нее крайне опасно, несмотря на маленькую глубину, особенно, если идти без кошек — остановиться невозможно. Наверное, жуткая смерть — километр беспомощно течь по ледяному желобу и потом застрять и захлебнуться в воронке.

на подходе к базовому лагерю

на подходе к базовому лагерю

К завтраку успеваю, подхожу примерно в 9:30

В палатке на моем месте уже лежит диплом о восхождении на Хан-Тенгри.

Освободилась соседняя палатка и я, с пониманием восприняв предложение Максима, отселяюсь. Теперь я смогу есть сушеные кальмары, громко кашлять, сорить косточками у входа и говорить во сне, не боясь порицания и обструкции.

Пару слов стоит сказать про баню и про процесс сушки вещей.

Баня представляет из себя небольшое помещение с газовой горелкой в камнях, на которые поставлена большая кастрюля с водой. В другой стороне стоят баки с холодной водой и свободные тазики. Вы смешиваете воду и моетесь. Не верх комфорта, но приемлемо в данных условиях.

Со стиркой вещей некоторые проблемы. Фактически постирать вещи можно здесь же, в бане, но тазиков мало и горячая вода доступна не всегда.

Просушить вещи тоже не так просто — постираешь, повесишь, а тут вдруг вертолет прилетает и все втои вещи сметает на землю. Опять повесишь, а через час небо затянуло тучами до самого вечера и идет снег.

Продолжение ->

<- Предыдущая часть

Оглавление

Южный Иныльчек 2010. Хан-Тенгри.: 1 комментарий

  1. Юрий

    Как просто и легко выглядит. Так может писать человек который наверно давно в горах! :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>